Apr. 5th, 2017

Шекспир, как замечено еще остроглазым Пушкиным, лепит характеры неоднозначные, объемные; это его сила, его конек, его фирменный прием. Цезарь у него получился просто роскошный, колоритнейший.

Смесь настоящей храбрости и царского достоинства с качествами самыми жалкими: самодовольная старческая болтливость, карличий апломб (постоянно говорит о себе в третьем лице: Цезарь то, Цезарь се), мальчишеское хвастовство, и глубокий-преглубокий провинциализм. Мэр какого-нибудь Цезареурюпинска.

Не случайно в лучшей виденной мной постановке (Royal Shakespeare Company, 2012, режиссер Gregory Goran) действие пьесы перенесено в маленькую, беспросветно провинциальную африканскую страну... 

Кусочек текста в моем досужем переводе.

ЦЕЗАРЬ
Трус умирает много раз до смерти,
Достойный смерть вкушает только раз.
Мне самым странным кажется из всех
Чудес - что люди умереть боятся,
Хоть знают, что назначенная смерть
Придет когда придет...
(входит слуга)
                          Что там авгуры?  

СЛУГА
Говорят, чтоб ты не выходил.
Раскладывая внутренности жертвы,

Они в животном сердца не нашли!

ЦЕЗАРЬ
Решили боги трусость посрамить!
И Цезарь, как животное без сердца,
Мог бы остаться 
дома с перепугу...
Но Цезарь не такой! Опасность знает,
Что Цезарь сам опаснее ее.
Мы как два льва из одного приплода:
Я старшим был рожден, и я 
страшнее.

Я должен выйти...

КАЛЬПУРНИЯ
Ах, мой господин,
Гордыня твою мудрость
 поглотила...

original text )