Apr. 6th, 2017

Еще небольшая порция перевода из "Цезаря".

Заносчивость и наглость Ц, при полном отсутствии чувства меры и такта, - эти качества вычитываются не только у Ш., но и у Плутарха (по которому Шекспир писал своего "Цезаря, а еще "Кориолана"). Неудивительно, что Ц. так раздражал сенаторов - не только властными амбициями, но еще и крайне бестактной формой их проявления.

И следующий его монолог, даже учитывая, что убийство уже было спланировано, это хорошая дополнительная мотивация для убийц: если у кого-то и были second thoughts, они точно испарились после этого:

Будь я как ты, я б сдался уговорам. 
Кто молит сам, тот умолим. Но я 

Недвижим, как Полярная звезда,
А ей, в ее спокойном постоянстве,
Подобных нет на всей небесной тверди.
Бесчисленные искры украшают
Небесный купол огненным мерцаньем;
Но лишь одна из них горит недвижно...
Таков наш мир: мужей достойных много,
Все – плоть и кровь, внушаемы легко;
Но в их числе я знаю одного:
Он в неприступной высоте своей
Неколебим ничем. Он 
 это я,
Что доказать могу я хоть сейчас:
Решил я твердо 
 Цимбер будет изгнан,
И в том решеньи я останусь тверд.

original text )
Еще кусочек перевода из "Цезаря". Логика событий - такова: Кассий агитирует Брута против Цезаря; но все разговоры носят академический характер. Сразу после этого Ц. прилюдно оскорбляет Кассия, и оскорбляет сильно, в крайне унизительной форме, при всей своей свите. И теперь уже разговоры поворачивают в практическое русло. Один из двигателей событий - хюбрис, хамская заносчивость Цезаря; по пьесе получается, что он - самый активный заговорщик против самого себя.

Вот эта сцена с Кассием, свежепереведенная, еще чернила не высохли:

ЦЕЗАРЬ
...
У Кассия вид постный и голодный.
Он много думает, и тем опасен.

МАРК АНТОНИЙ
Не бойся, Цезарь, Кассий не опасен,
Он родом знатен, хорошо воспитан.

ЦЕЗАРЬ
Жаль, не откормлен пожирней! Но мне –
Не страшен он. А если б мое имя
Не чуждо было страху, я б страшился
Худых, как Кассий. Он читает много.
Он наблюдатель! Взором проницает
Людские он дела! Он – не как ты:
Забав не знает, музыки не любит
И редко улыбается; а если
Вдруг улыбнется, то с усмешкой горькой,
Язвя себя, за то, что улыбнулся.
И никогда он искренним не будет
С тем, кто его величьем превзошел.
Подобные ему – весьма опасны;
Но это – то, чего бояться мог бы,
А не чего боюсь: ведь я же Цезарь!
Ты справа встань (я слева глуховат)
И расскажи, что думаешь о нем...

original text )
Он начал со ссоры с ближайшим соседом (Мексикой) и с пощечины мусульманскому миру (может, и заслуженной, но явно плохо просчитанной). Стало сразу ясно, что созидательной деятельности и стратегического планирования там ждать не приходится.

То, что происходит сейчас, - смена действительно важной цели (ИГ) на совершенно неважную (Асад) - выглядит до крайности глупо. Но в контексте остальных действий выглядит вполне логично: на фоне отсутствия созидательного труда -  еще один взрыв свето-шумовой гранаты.

Умный действует умом, сильный - силой, а лишенный и того и другого - шумом.