Jun. 16th, 2017

Российский «дискурс» мне все менее интересен (и еще менее того – актуален). Когда-то по молодости казавшиеся серьезными, думы о «судьбах России» уже даже не кажутся смешными: в этот наперсточек я уже давно не играю. Патриоты совка кажутся марсианами; патриоты того, что было до 17 года, понятны больше, но и они – глубоко чужды.

И те, и другие – некрофилы. Подобно читателям-некрофилам, которые способны ценить только умерших авторов, этот сорт "скорбящих патриотов" способен любить только мертвую страну; на их счастье, мертвых страны у них аж целых две. Их нескончаемая грызня о том, какой из двух трупов (или сразу оба-два?) надо подкрасить, приодеть и посадить в красном углу всероссийской избы, – зрелище клиническое. За этими разговорами, они могут и не заметить, как мимо по реке проплывет третий труп. И тогда в их палате придется потеснить койки - для тех, кто уже сейчас блаженно вдыхает запахи разложения и считает их ароматами весны.

Но вообще говоря, что за дурь – думать, что выцарапанные напрочь глаза можно вцарапать себе обратно?

There was a man in our town
And he was wond'rous wise;
He jumped into a bramble bush
And scratched out both his eyes.

And when he saw his eyes were out,
With all his might and main
He jumped into another bush
And scratched them in again!
Оказывается, за последие 200 лет сочинено 40 опер "Гамлет". В среднем по одной в 5 лет. К несчастью или к счастью, я не слышал ни одной. Но вообще странно, что эти 40 человек, а также авторы "Отелл", "Макбетов" и "Фаустов" не поняли одной простой вещи: нельзя связываться с сильными текстами. Нельзя на них гарцевать и делать карьеру: они взбрыкнут, выбросят из седла и затопчут. У них своя логика и своя музыка, не совместимая ни с какой другой.

Русская культура знает об этом не понаслышке. Самая страшная травма, нанесенная ей, - это не революция 17 года (которая просто отрубила ей голову), а оперы "по Пушкину", которые отравили ее изнутри. Нельзя придумать ничего гаже и глумливее (по отношению к Пушкину и русской культуре вообще), чем "ЕО" и "ПД" Петра Ильича, и именно потому, что он был лучшим. Остальных можно не упоминать...