Jul. 1st, 2017

Когда среди обломков рухнувших зданий ищут уцелевших людей, то устраивают «минуты молчания», чтобы услышать их стоны, зовы или стуки. 

Вот бы и производящие адский медийный шум «творческие люди» (и заносчивые небожители высоких искусств, и украшенные блестками «гугнивцы с гитарами») устраивали хоть иногда какой-нибудь субботник ничегонеделания, месячник молчания или год тишины. Слыша кого-нибудь из медийных гениев, хочется их пожалеть, как messed up kids, прижать к груди, спеть перефразированную колыбельную:

Спи, спи, художник,
Предавайся сну,
Публики наложник,
Бизнеса в плену.

Может быть, в тишине раздались бы тихие голоса Мастеров, выживших под обломками рухнувшей около 100 лет назад Великой Европейской Культуры. Некоторых уцелевших я даже встречал: как-то выбрались из руин, покалеченные, но живые. Думаю, их должно быть немало, но они – глубоко под завалами...



Это давно не ново: блоги «открывателей глаз» на историю. Непрофессионалы и полузнайки устраивают какие-то невообразимые «лекции» об античности, истории Америки, Европы, чего угодно. И, конечно, отечественной истории.

Меня всегда это удивляло – зачем? Взрослый человек, явно работающий в другой сфере, тратит на ерунду огромную часть своей жизни. Можно подумать, что это  у него такое самообразование, а человек просто делится его плодами. Но нет! Самообразовательные тексты выглядели бы иначе, менее прицельные, без стрельбы на поражение. А эти – явно адресные, для аудитории, явно с целью «открывания глаз» и воспитания. Примеры известны: «интеллектуал» богемик, кумир русских нациков и гопников галковский. Но сейчас в рунете появились многие десятки таких «открывателей глаз». 

Качество этих текстов – за пределами обсуждения. Просто несерьезно. Они все написаны развязным хамским тоном, все «для понятности» используют современный новостной лексикон, и все, разумеется, создают картину крайне (как бы сказать помягче) далекую от правдоподобия. 

Мне не совсем понятно, зачем они это делают. Пропаганда? Но какая? И чего? Я не вижу, как там возможен прямой пропагандистскоий эффект. Тогда что? 

Смутное ощущение – что речь идет о завоевании поколением Г (гопников) такой своеобразной свободы слова: сначала долго поливается грязью условный собирательный Аверинцев (впрочем, и настоящий тоже), и вытесняется весь «дискурс», связанный с образованностью и профессионализмом. А потом на освобожденной танцплощадке начанаются гоп-танцы поколения вольных мыслителей. Это они теперь будут рассказывать о реформах Перикла, Киевской Руси, гражданской войне в США и вечногадящей англичанке. Они инстинктивно метят новую территорию для своей братвы, подтверждая свое право открывать рот и вещать. Но еще они чувствуют потребность сломать устоявшиеся понятия о пристойном и непристойном (этически и интеллектуально).

Это происходит давно, с 90-х, но конца не видно. Давно сдвинуты в разряд пристойных нацистские разговоры (антисемитские, антикавказские, антиукраинские, антирусские, анти-какие-угодно), давно стал приличным «компромат» (опровергать оппонента сплетнями о его частной жизни; тут галковский воспитал целое поколение «новых подлецов»). Ну а список интеллектуально-дозволенного – тут таскать не перетаскать. Общее правило: если трудно дотянуться до планки профессионализма, можно просто перетянуть эту планку до своего уровня. 

Но тут можно увидеть и более широкую картину. Подобно тому, как государство объявило историю своей вольницей и переписывает любую главу учебника с легкостью необыкновенной, в народе возникло параллельное движение историков-волонтеров. И это – больше чем пропаганда. Это – культурная революция