Люди низкие и грубые болеют болезнями низкими и грубыми – телесными. Люди возвышенные и тонкие болеют болезнями возвышенными и тонкими – душевными, умственными. Где же это оставляет меня, с моей простой простудой и пошлым кашлем? Нет чтобы паранойя или мания какая. Я уж не мечтаю об эпилепсии, это вообще для избранных: аристократия, голубая кровь. Но хоть завалящая фобия какая-нибудь... Так нет, унижен и раздавлен: простуда и кашель. 
Девушка совсем глупая оказалась. Ее политическое будущее исчисляется месяцами, она решила одолжить немножко популярности у королевы. Если та носит fancy hats и популярна, то и почему бы и мне не? Не хватило малости: вкуса и... породы. И здравого смысла: недоучка решила сыграть с гроссмейстером.



Одни из моих студиозусов присылают мне домашние задания, другие присылают извинения и оправдания (болезнь, день рождения бабушки, отсутствие интернета, потерянный листок с заданием). Им я напоминаю, что все человечество делится на людей, которые делают, и на людей, которые объясняют, почему они не сделали. Все остальные классификации вторичны.
Rain check – выражение американское: это билет на отложенный бейсбольный матч, который был отменен из-за дождя. Выражение популярное, давно переросшее границы бейсбола: любое отложенное соглашение или покупку или право на что-либо можно назвать rain check. Но фраза rain check people мне не попадалась, и Гугль-оглы ее не знает, так что спешу застолбить...

Есть такой rain-check тип людей, «люди отложенного матча», которые чуть ли не до старости остаются «многообещающими молодыми талантами». Они действительно талантливы, действительно многообещающи, и в каком-то смысле действительно молоды, даже если им за 60. Их модус существования можно описать банальными словами «ну вот сейчас я занят / болен / зарабатываю на семью / отвлечен неотложными заботами, но со следующей недели / месяца / года я развернусь и сделаю это». Прожив так всю жизнь, они просто переключаются в стадию старости, пропустив стадию настоящей зрелости и плодотворности.

Это печальное зрелище, но закономерное. Никакие таланты и знания не заменят одного важного умения
 – строить свою жизнь как фабрику, как налаженное производство: с директорами, инженерами, простыми работягами и, last but not least, секьюрити, т.е. грамотно выстроенной защитой от попыток нехороших людей саботировать или разрушить твое производство. Не построишь свою жизнь как фабрику – останешься «многообещающим молодым талантом» до старости. Либо сойдешь с дистанции на полпути.

Но даже «удачники» часто ощущают себя rain-check people. Они с юности хранят эти старые затертые билетные корешки, не теряя надежду в один прекрасный день сходить на пропущенную игру.

Это вообще одно из самых распространенных человеческих чувств: билет на отложенный из-за дождя матч.

The Guardian: "In reality, very few Russians are sinister mobsters who poison their foes with polonium or dangle them from skyscraper balconies. But western TV and cinema are very different from reality. In the 21st century, their on-screen representations rarely break out of that sinisterly psychotic stereotype..."

Читаю и думаю: наверное, задремал на минутку и кликнул ненароком на блог какого-нибудь за-державу-обиженного россиянина. "Western TV and cinema" - штамп скорее ватный, чем британский.

Дальше: "What’s often missing from that is that they’re incredibly rich culturally; this is the land of Chekhov and Dostoevsky" - ну етить твою Волгу-мать, это же язык постсоветской пионерии! "Страна Пушкина и Чайковского, Чехова и Достоевского", богатая тысячелетняя культура. Духовность!.. И британский эвфемизм "often missing" - вместо простодушного "за что нас так не любят!"

Я не знаю, заказная там статья или нет, скорее просто дурная. Неважно. Важно другое: не впадать в мечтательность и помнить, что страны Чехова и Достоевского давно нет. Ровно 100 лет как нет. И больше никогда не будет. Нынешние ее наследники - самозванцы. Для них Чехов и Достоевский - что Эхнатон и Нефертити для нынешних египтян. Полезные ископаемые.

И еще - есть такая вещь как репутация. Поэтому - да, русских будут изображать большей частью как мафиозных психопатов или грубых животных, и меньшей частью - как людей науки и культуры. Будет и то, и другое, но в пропорции, крайне неприятной. Но другой репутации - не сложилось. Придется терпеливо сносить эту.
(Еще несколько заметок на полях моих досужих гераклитовских чтений.)

На дворе 4-й век, и Аристотель, первый в истории историк философии, делающий очень подробный обзор мнений «древних» мыслителей (благодаря которому сохранилось много цитат из утраченных книг), отчитывает Гераклита за неумение выражать свои мысли ясно:

Написанное должно быть понятным и удобочитаемым. Это то, чего нет в текстах с немногочисленными союзами и частицами, или в тех, которые нелегко разметить, как, например, гераклитовские. А гераклитовские трудно разметить, потому что неясно, к чему относится слово - к последующему или к предшествующему, как например в начале его сочинения. Он говорит: «хотя этот логос существует вечно недоступен он пониманию людей». Неясно, к чему отнести слово «вечно» - к последующему или к предшествующему...

История философии к тому моменту насчитывала 200 лет. Между Гераклитом и Аристотелем - 160. Но вот - новое поколение уже «не понимает» предков. Т.е. на самом деле, конечно, понимает. А., с его цепким и сверхчутким умом, не мог не сообразить, что фразы типа «казнить-нельзя-помиловать» - это ключевая черта стиля Г. Но он уже этого не принимает: enough is enough. Философия прошла огромный путь. А. уже не хочет поэзии, двусмысленности, «диалектики». Он, а с ним все его поколение, хочет трезвости, ясности и логики.

Мораль - не в том, какой А. (или Г.) умный (или дурак), а в том, как стремительно жила Греция в недолгие 300 лет от осевого времени до Александра...
Просматриваю сейчас литературу о Гераклите и веером раскладываю переводы. И удивляюсь не столько одному явлению (ибо оно описано давно и не мною), сколько его масштабу: до какой все-таки степени английский - нефилософский язык; соответственно – какая нефилософская английская культура. Какая нечуткость к "метафизике", просто удивительно. Здравый смысл и ясность есть (и для философии это важно), но при этом - страх и аллергия на "заглядывание за перегородку".

А откроешь немецкий перевод с греческого - тексты сидят как влитые. Да, там есть философская традиция классиков (Кант, Гегель и пр.), разработанный словарь, но главное (без чего ничего не было бы) - нюх на метафизику. То, что по-русски называется навеки скомпрометированным словом "духовность"; только это духовность настоящая, не ряжено-матрешечная.

Русский, кстати, тоже мог бы быть хорош, потому что 
был выкормлен древнегреческим молоком. Мог бы, - если бы философская традиция Серебряного века не была выкорчевана. И еще одно "бы": если бы русская мысль получила хорошую латинскую прививку от лживости и мечтательности (прививку в виде схоластической и юридической культуры).

Но для текстов Гераклита, где философия сильно сдобрена поэзией, русские переводы вполне хороши. Ничуть не хуже немецких. А английские - просто катастрофа. Одно только это "and" между сомкнутыми парами противоположностей чего стоит; или "takes various shapes". Это просто клеймо безнадежности...

Бог:
день-ночь,
зима-лето,
война-мир,
избыток-нужда;
изменяется же, как огонь,
когда он смешивается с благовониями
и именуется по запаху каждого.

Gott ist
Tag Nacht,
Winter Sommer,
Krieg Frieden,
Überfluss und Hunger.
Er wandelt sich aber wie das Feuer,
die, wenn sie mit Duftstoffen vermengt wird,
nach dem jeweiligen Duft benannt wird.

God is day and night, winter and summer, war and peace, surfeit and hunger; but he takes various shapes, just as fire, when it is mingled with spices, is named according to the savor of each.

ὁ θεὸς ἡμέρη εὐφρόνη, χειμὼν θέρος...
Одна из самых пошлых фраз, которую мне приходилось слышать, это про "уроки истории" - про то, как мы их "извлекли" или же "должны извлечь", чтобы "это никогда-никогда не повторилось". При всех добрых намерениях, это чушь. Никакие уроки истории никогда не извлекаются. Никакой крах, скажем, красных или коричневых проектов никого никогда не удержит от повторения попыток.

Ни красная сволочь, грабящая сейчас в Гамбурге магазины и забрасывающая полицейских камнями, ни коричневая сволочь, наблюдаемая в эпидемических масштабах в России (эх, если бы только там...), никогда не будет вменяема ни к каким "урокам". Видимо, это постоянно пульсирующий фон человеческой жизни, и каждому поколению придется заново иметь дело с бешеными пустоглазыми менадами обоего пола, не желающими ничего помнить и одержимыми классовой, расовой или гендерной ненавистью. Никаких "уроков истории" не бывает, выбросьте это из головы. Все вернется еще не раз: и Освенцим, и Гулаг, и истинное арийство, и пролетарское правосознание, и убитый Лорка, и убитый Мандельштам, и отрубленная голова Людовика, и расстрелянная семья Николая.


В советской редакции фраза зазвучала: «Если бы директором был я».

Управленческие советы от тех, кто как раз управленцем-то и не стал (почему их вообще надо спрашивать?); не равенство, а социальная зависть; не квалификация, а «кухарка управляет государством». Бальзам на душу малограмотным советским правителям.

– термин, мягко говоря, не совсем точный. А точнее говоря - подмена. То, что в СССР занимало место образования, было не образованием, а интенсивным тренингом, пополам с интенсивной индоктринацией. (Речь прежде всего о школе; но - не только.) Тренинг был иногда вполне эффективным, лучше всего – в математике и некоторых естественных науках; и какие-то образовательные задачи (развитие интеллекта) он косвенно решал. Иногда тренинг был крайне неэффективным – например, в изучении иностранных языков (все помнят его околонулевой эффект), истории и литературы; но тут уже вина лежала на индоктринации: все гуманитарные дисциплины были частью пропаганды («Пушкин с томиком Ленина»), и поэтому их изучение приносило один только чистый вред.

Но даже и там, где тренинг вроде бы работал (точные формы знания), он было сильно деформирован догматическим и некритическим методом подачи. То, что по-настоящему важно в образовании – прививать умение осваивать и анализировать новый материал плюс развивать самостоятельное критическое мышление – не делалось никак. Потому что не соответствовало сверхзадаче советского образования: натаскивать исполнителей квалифицированных, но послушных. Тем самым уменьшая даже тот небольшой созидательный эффект, который давал советский школьный тренинг.

Когда хвалят советское образование, имеют в виду интенсивность его тренинга. И правда, если сравнить его с тем, что, наверное, можно увидеть в большинстве стран (кроме лидеров, конечно, вроде Германии, Британии, США), то кажется, что оно лучше. Но сравнение это – ошибочное в своей основе. Потому что советское образование – как было сказано выше – это вообще не образование.

Образование – один из атрибутов свободы. Это одна из составных частей жизни свободного человека; причем, сначала ты свободен, а потом ты получаешь образование, как свободный гражданин – от учителей и государства, которые уважают твою свободу. Образование – это одно из проявлений свободы. Это, скажем больше, один из ИНСТРУМЕНТОВ СВОБОДЫ.

Образованный раб – оксюморон. Натасканный, натренированный раб – возможен; высококвалифицированный раб (даже лучший спец в своей области) – возможен; индоктринированный раб – возможен; образованный раб – нет. 

Советские граждане не были свободными людьми. Но тут можно различать степени несвободы. Кто-то полностью погружался в свою внешнюю несвободу, внутренне сливался с ней и – был вполне в своей стихии. Кто-то пытался выдолбить в бетонной толще советской жизни хотя бы маленькие ниши частичной свободы. Это был "уход во внутренний мир" (книги, искусство, пение песен); это был уход из городов (экспедиции, природоохрана).

Все эти меры (особенно КСП и увлечение фантастикой) были сродни алкоголю: утешали, частично снимали боль и стыд; но одновременно были ловушкой, оказывались другим видом рабского стойла. Единственной хоть сколько-нибудь действенной формой сопротивления советской власти было самообразование, альтернативное школе, был внутренний рост, совершавшийся по внутренней же потребности. Это была единственная доступная форма воспитания себя свободной личностью...

My uncle was an honest ruler,
When he stopped joking, because he couldn’t,
He respected himself forcedly.
And better! He couldn’t invent any more.

ФОРМА

Jul. 3rd, 2017 01:26 pm
Снорри Стурлусон в предисловии к «Кругу Земному»: «Невозможно себе представить, чтобы скальды, произнося перед лицом конунга определенные стихи, очень сложные по форме, откровенно врали ему о деяниях этого конунга».

Скальдическая поэзия известна как лидер формальной сложности: начиная с системы метроритма, рифм и аллитераций и кончая многоэтажными метафорами-кеннингами. И вот, Стурлусон (если фраза переведена и понята правильно) говорит, что форма - это залог честности. На эту дорожку, давно протоптанную и исхоженную вдоль и поперек в Европе, нога русской мысли ступала нечасто. Даже более простая идея - о том что культ формы это залог культурной плодоносности - остается маргинальной для русской мысли.

Сравнительное малоплодие 1000-летней русской культуры связано прежде всего с низким рейтингом идеи формы. И сравнительно высокая плодоносность 200-летнего петербургского периода русской истории, особенно второй его половины, оказалась возможной благодаря блестящей карьере Формы: в юриспруденции, гос. строительстве, науке, образовании, искусстве. Дошло до того, что к началу 20-го века родилось нечто, прежде не виданное на Руси: философия. Родилась ненадолго, на полвека; но вполне сильная и конкурентоспособная. Родилось системное мышление; родилась Мысль - в культурно-полном смысле этого слова. 

Но, может быть, самый ошеломляющий пример плодоносности идеи Формы – это история рывка русской музыки: от состояния глубокого провинциализма в начале 19-го века – к позиции одного из трех мировых лидеров (вместе с Германией+Австрией и Францией) в начале 20-го. Если бы победила «Могучая кучка», с ее провинциальным и националистическим, а главное – «содержанческим», беллетрестическим мышлением, ничего бы не изменилось. Но поколение «формалистов» 60-80х совершило в течение двух поколений один из самых поразительных культурных рывков в истории, который еще ждет своей оценки. Похожий (хоть и не столь заметный с первого взгляда) рывок совершила и поэзия, только на сто лет раньше.

Но идея Формы – не только о правильной конституции или шедеврах искусства. Это важная часть этики. С недооценкой идеи формы связан и сравнительно низкий рейтинг честности в русской культуре. Известный ее заменитель, «правдолюбие» примерно так же соотносится с честностью, как визит в бордель – с любовью до гроба...

Дочитавшим – бонус-трек: «Песенка про честность».

В бездуховной, безбожной Италии
У всех статуй видны гениталии.
На Святой, на Руси,
У кого ни спроси -
Хоть шаром покати ниже талии.
Летит – и никого навстречу.
Падет – и некому помочь.
Таков поэт. Но не таков читатель!
Читатель ждет уж рифмы «кровь –
любовь – морковь», «морозы – розы»,
«печаль - хрусталь», «фонарь - аптека»,
«волненье – упоенье»... Ной,
Собрав по паре эти твари,
На утлый челн их грузит и 
плывет.
Куда ж нам плыть?.. В такую ночь
Не выгонит на двор собаку
Угрюмый вохровец. Но лодка
Плывет, не ведая стыда,
По воле волн. Куда? Куда? –
Молчит и не дает ответа.
Летит поэт. Плывет читатель,
Груженый хламом старых рифм.
Громада двинулась и рассекает.
Что будет с ней? Увы, она
Утонет. Тонет. Утонула.
«Ты» обреченно срифмуем мы только с «мечты»...
В кровь разобьем мы любовь; морозы нам выстудят розы.
Наши заветные сны неземной красоты
Перевести не дано нам на суржик обыденной прозы.

Жанра и стиля рабы, мы терпкий хохдойч наших грез
С феней житейской смешать никогда не решимся.
«Грезам не место в юдоли - рифмуем, конечно же - слез!» -
Скажем себе. И с разбитым корытом смиримся.

L'Orfeo

Jul. 2nd, 2017 02:27 pm
Я тут писал о двух путях в искусстве - религии Орфея и религии Нарцисса. Тема "вечная" - сколько будет существовать европейское искусство, к ней будут возвращаться. Вот вам два крупных знатока вопроса - Монтеверди и Гардинер. Запись свежая, не прошло и недели. И великолепная. Чудеса не прекратились. Никакого "заката Европы" вам не будет, и не надейтесь.




Это давно не ново: блоги «открывателей глаз» на историю. Непрофессионалы и полузнайки устраивают какие-то невообразимые «лекции» об античности, истории Америки, Европы, чего угодно. И, конечно, отечественной истории.

Меня всегда это удивляло – зачем? Взрослый человек, явно работающий в другой сфере, тратит на ерунду огромную часть своей жизни. Можно подумать, что это  у него такое самообразование, а человек просто делится его плодами. Но нет! Самообразовательные тексты выглядели бы иначе, менее прицельные, без стрельбы на поражение. А эти – явно адресные, для аудитории, явно с целью «открывания глаз» и воспитания. Примеры известны: «интеллектуал» богемик, кумир русских нациков и гопников галковский. Но сейчас в рунете появились многие десятки таких «открывателей глаз». 

Качество этих текстов – за пределами обсуждения. Просто несерьезно. Они все написаны развязным хамским тоном, все «для понятности» используют современный новостной лексикон, и все, разумеется, создают картину крайне (как бы сказать помягче) далекую от правдоподобия. 

Мне не совсем понятно, зачем они это делают. Пропаганда? Но какая? И чего? Я не вижу, как там возможен прямой пропагандистскоий эффект. Тогда что? 

Смутное ощущение – что речь идет о завоевании поколением Г (гопников) такой своеобразной свободы слова: сначала долго поливается грязью условный собирательный Аверинцев (впрочем, и настоящий тоже), и вытесняется весь «дискурс», связанный с образованностью и профессионализмом. А потом на освобожденной танцплощадке начанаются гоп-танцы поколения вольных мыслителей. Это они теперь будут рассказывать о реформах Перикла, Киевской Руси, гражданской войне в США и вечногадящей англичанке. Они инстинктивно метят новую территорию для своей братвы, подтверждая свое право открывать рот и вещать. Но еще они чувствуют потребность сломать устоявшиеся понятия о пристойном и непристойном (этически и интеллектуально).

Это происходит давно, с 90-х, но конца не видно. Давно сдвинуты в разряд пристойных нацистские разговоры (антисемитские, антикавказские, антиукраинские, антирусские, анти-какие-угодно), давно стал приличным «компромат» (опровергать оппонента сплетнями о его частной жизни; тут галковский воспитал целое поколение «новых подлецов»). Ну а список интеллектуально-дозволенного – тут таскать не перетаскать. Общее правило: если трудно дотянуться до планки профессионализма, можно просто перетянуть эту планку до своего уровня. 

Но тут можно увидеть и более широкую картину. Подобно тому, как государство объявило историю своей вольницей и переписывает любую главу учебника с легкостью необыкновенной, в народе возникло параллельное движение историков-волонтеров. И это – больше чем пропаганда. Это – культурная революция

Когда среди обломков рухнувших зданий ищут уцелевших людей, то устраивают «минуты молчания», чтобы услышать их стоны, зовы или стуки. 

Вот бы и производящие адский медийный шум «творческие люди» (и заносчивые небожители высоких искусств, и украшенные блестками «гугнивцы с гитарами») устраивали хоть иногда какой-нибудь субботник ничегонеделания, месячник молчания или год тишины. Слыша кого-нибудь из медийных гениев, хочется их пожалеть, как messed up kids, прижать к груди, спеть перефразированную колыбельную:

Спи, спи, художник,
Предавайся сну,
Публики наложник,
Бизнеса в плену.

Может быть, в тишине раздались бы тихие голоса Мастеров, выживших под обломками рухнувшей около 100 лет назад Великой Европейской Культуры. Некоторых уцелевших я даже встречал: как-то выбрались из руин, покалеченные, но живые. Думаю, их должно быть немало, но они – глубоко под завалами...

Интересно: поклонники старого сословного общества и дореволюционной России (а другой, в общем, и не было; Совок – это морок и дурной сон), примеряя на себя старинную жизнь, как-то автоматически видят себя в составе высших классов и брезгливо дистанцируются от нижних. Почему? Никаких для этого оснований нет. Ну, допустим, они образованные люди, и в старину люди высших классов тоже были образованные. Но для тех образование было следствием их положения, а не причиной. Откуда уверенность, что это работает в обратную сторону? Сегодняшняя образованность, как бы высока она ни была, вовсе не означает автоматического аристократизма во вчерашнем сословном обществе. И уж совсем никаких шансов у них – в том сословном обществе, что складывается вокруг них сегодня.

... с важным видом что-то пишем, иногда даже спорим, а через тысячу лет весь этот лепет занесет песком, и археологи будут хвастаться, что раскопали гробницу фараона Энторнета IV, и поправлять невежд, которые искажают это имя на древнекитайский манер: «интернет»...

У нас тут вчера отключился свет и заполыхали небеса. Источника огня не было видно, посветлело как днем, и небо заиграло всеми цветами. Народ высыпал на улицу и стал гадать, гроза ли это такая в горах или "уже все", Судный день, или это такое неизвестное науке полярно-экваториальное сияние. Через 10 часов электричество вернулось, и Святой Интернет открыл нам истину: взрыв и пожар на электрической подстанции, примерно в километре от нас. Шоу продолжалось примерно полчаса.

При всем раздолбайстве этой страны, и при всей серьезности пожара, порядок восстановили довольно быстро: некоторые районы получили электричество уже через два часа, остальные позже, но все равно очень быстро. Никто не погиб. Так что пока обошлось, временно живем дальше.


Никогда не понимал жалоб на порчу времен и падение нравов. Времена всегда испорченные, а нравы всегда падают. Это нормальное состояние и тех, и других.

Кому хочется быть быть Пушкиным / Моцартом / Вермеером / you name it – никаких обстоятельств, напрочь исключающих такую возможность, не существует. (Кроме инвалидности, тюрьмы и тому подобных крайностей). Роль "таланта" сильно переоценена и мифологизирована; талантливы более-менее все, просто не у всех это видно, так что закаленный характер, правильное воспитание и учеба снимают такую проблему на раз-два-три (ну, кроме редких клинических случаев).

"Гений" - не тот, у кого "больше таланта", а тот, кто, не жалуясь на времена и нравы, делает свое дело. В обстоятельствах не лучше ваших, а то и похуже. Иногда – воюя и, вопреки ожиданиям, побеждая (лучший пример – Вагнер, переделавший под себя музыкальный мир), иногда – тролля и мороча, чтобы не мешали делать важное (лучший пример - Дали: "Пока все разглядывают мои усы, я, спрятавшись за ними, работаю".) Иногда – уйдя в подполье (ну, тут примеров – тьма).

Поэтому времена и нравы виноваты в том, что кто-то не состоялся, не больше, чем голубизна неба и мокрость воды. "Если вам это мешает, то это и есть ваша красная цена", сказал в каком-то интервью Бродский, и это самое трезвое и честное, что можно сказать о человеке и его обстоятельствах. (И уж куда умнее, чем повторяемая повсюду пошлая глупость "если это меня не убъет, то сделает сильнее".)

(кусочки досужих и междудельных переводов из Э. Лира)

...Через некоторое время они увидели вдалеке землю; и когда они до нее доплыли, то обнаружили, что это был остров, состоящий целиком из воды и окруженный сушей...

...После этого они добрались до побережья, на котором было не менее шестидесяти пяти огромных красных попугаев с голубыми хвостами, и все они сидели на жердочке в ряд, и все крепко спали. И тут я с сожалением должен сообщить, что Киска и Квангл-Вангл тихонько подползли и откусили хвостовые перья у всех шестидесяти пяти попугаев, после чего Вайолет отругала их обоих очень строго...

...правая нога Квангла-Вангла была так вывернута, что ему после этого целую неделю пришлось сидеть головой в тапочке...

...они оказались в узком проливе, который был так переполнен рыбой, что лодка не могла двигаться дальше; так что им пришлось оставаться там шесть недель, пока они не съели почти всю рыбу (а была это камбала), сварив ее и намазав креветочным соусом; тем самым препятствие было устранено. Но тут некоторые рыбы, оставшиеся несъеденными, стали жаловаться на холод, а еще на трудности засыпания, которые возникли из-за страшного шума, производимого Арктическими Медведями и Тропическими Вертелами, которые развелись по соседству в огромном количестве; и тогда Вайолет любезно связала нескольким из этих рыб маленькие шерстяные кофточки, а Слингсби выдал им по нескольку капель лауданума; и от такой доброты рыбы совершенно согрелись и крепко уснули...

...В дневное время Вайолет была занята по большей части тем, что наливала соленую воду в маслобойку, которую три ее брата яростно трясли, в надежде, что она превратится в масло, но это случалось редко, если случалось вообще; а вечером все они удалялись на покой в Чайник, и там с большим комфортом укладывались спать; а в это время Киска и Квангл-Вангл управляли судном...
"Повар, вор, его жена и её любовник" - что из этой формулы Гринуэя еще не реализовано в российской политике? Мне кажется, все, и с избытком. Любовница, охранник, тренер по дзюдо, сосед по кооперативу, коллега по Конторе. Теперь вот очередь дошла до повара.

Я бы еще не откладывал парикмахера надолго. Известно же, что самую большую опасность для жизни тирана представляют повар и брадобрей...

Трамп ввел свой трэвел бан. Потом некоторые местные суды этот бан забанили. Потом верховный суд забанил этот бан, банящий исходный бан.

Интересно, как это можно сказать одной фразой: Trump's travel ban's ban banned? Или - Trump's travel ban's unban un-unbanned?

Вах, какое зрелище! Придерживайте крышу рукой. Ковфефе уже здесь!