С конца мая льет почти без перерывов, а в последние дни - сущий Харви. Ливень - стеной. Если бы Сан Хосе не был весь холмистый да еще и пересеченный оврагами, вода давно стояла бы у нас по крышу. В низинах затопляются и размываются дома. Но это редкость. В большинстве санхосяне отделываются бесконечной простудой. Да полудепрессией - от вездесущей сырости. Даже для сыро-привычных местных - этот год выходит за все рамки приличия ...

Кстати, по-испански санхосянин - Хосефино, Josefino, а санхосянка, соответственно, - Josefina.
"При авторитаризме наказуем протест; при тоталитаризме — неподдержка."  (АкунинХорошо сформулировано.

Один старичок из Германии
Лечился от наркомании:
Наученный пастырем,
Обклеился пластырем
Но были напрасны старания.

"Guardian" в статье с армейским каламбуром в названии (“Turd Reich”) пишет:

« When a group of far-right activists come to 
San Francisco to hold a rally this Saturday, they will be met by peace activists offering them flowers to wear in their hair. Also, dog shit. Lots and lots of dog shit. Hundreds of San Franciscans plan to prepare Crissy Field, the picturesque beach in the shadow of the Golden GateBridge where rightwing protest group Patriot Prayer will gather, with a generous carpeting of excrement. »

И далее в таком же пионерском духе. Последние два дня статья была в топе читательской популярности (должен ли я тоже скаламбурить «попу-лярности», чтобы попасть в тон газеты?).


Когда-то человечество было поставлено перед жестким выбором между красными и коричневыми; и остальному, "нормальному" миру пришлось извиваться, как ужу на сковородке, чтобы решить, что важнее тактически, а что стратегически, и не попасть в лапы ни к тем, ни к другим.


Сегодня, к счастью, ни крайне-правые, ни крайне-левые не способны поднять кровавую волну, подобную прежней. Но,
 конечно, "наглость надо гасить пуще пожара", и наглеющих наци надо "раздавить, как гадину". Тут спорить не о чем.

Проблема мне видится лишь в том, что сегодня место "нормального" мира в треугольнике 1930-40х годов пытаются захватить левые: малограмотные перевоспитатели человечества
,  презирающие историю и традицию цивилизации. Это очень слабый, очень негодный моральный противовес нацикам. Имея таких оппонентов, вручающих им цветы пополам с собачьим дерьмом, правые расцветут, как розовый куст у ручья.

Очень не хотелось бы оказаться в ситуации выбора между двумя сортами собачьего дерьма при отсутствии третьего, "нормального" мира.


Я как-то уже писал о  том, насколько точно и проницательно угадан Достоевским Опискин как один из главных мифов русской культуры. (И слово «миф», как мне кажется важным напоминать, чтобы отвоевать это важное слово у дураков и журналистов, – это не «неправда», не «выдумка», а скорее глубинная модель мышления, развернутая в метафору или сюжет, т.е. более высокая правда, чем отдельный факт.)

Особенность российской жизни в том, что 
ритуалы цивилизации,  смягчающие и гасящие силу мифа, (вежливость, такт, самоирония, вообще стандарты жизни и поведения) в ней работают плохо. Поэтому мифологемы в России могут просто «ходить по улице», как чуковская «крокодила», не прикрытые ничем. Из ноосферы они прямо выводятся на 3-D принтер. Так что вполне можно встретить на улицах Москвы живых «бесов» из каталогов Гоголя и Достоевского: Хлестакова, Смердякова, Ноздрева, Опискина.


Вот недавний пример. Яковенко в «ЕЖе»
прополаскивает главного Фому Фомича сегодняшней России – Никиту Михалкова. И удачно сравнивает его последнее шоу не с уходом Толстого из Ясной Поляны (как, видимо, задумывалось), а с уходом Опискина из села Степанчикова, «на простой мужицкой телеге».

Простите за цитату (журналистский стиль, как правило, тошнотворен):


...поскольку, в отличие от Сечина, у Михалкова нет своих слуг из числа генералов ФСБ, Никита Сергеевич использует технологии Фомы Фомича Опискина. Фома Фомич читал барским приживалам «душеспасительные книги», Никита Сергеевич беспрерывно бесогонит в телевизоре. И, в точности как Фома Фомич у Достоевского, Никита Сергеевич постоянно «киснет, куксится, ломается, сердится» и, в итоге, добивается своего.


...Результатом вполне шутовского исхода Михалкова из коллегии Минкульта и совета Фонда кино стала его полная поддержка всеми современными обноскиными, мизинчиковыми и видоплясовыми от российской культуры. Министр культуры Мединский: «Демонстративный выход Н. С. Михалкова из совета Фонда Кино заставил нас о многом задуматься.» Самый изумительный комментарий михалковского исхода дал режиссер Говорухин: ...«Не мешало бы нам всем надрать задницу»...


Аминь.

Польша хочет требовать с Германии репараций. Либо я чего-то не понимаю, либо это какое-то беспримерное нахальство. Все эти вопросы были давно улажены. И вот пожалуйста, новая техника гопничества: стоит появиться дырке в бюджете, и можно вспомнить, что когда-то мы были жертвами. Бесстыжий шантаж. И, при хваленой польской гордости, до странного глубокое неуважение к себе. (Впрочем, от гордости до неуважения к себе путь короткий.)

Я уж не говорю о том, что по той же логике греки могут требовать денег с Ирака за агрессию Ксеркса, а франзузы - с итальянцев, за галльские войны Цезаря. А мыши - с котов, за кровавые тысячелетия непрерывного геноцида...

Послушай, человечество, уймись уже. Дай мне спокойно работать.
Se buscan menores Emilyn Romero y Naomi Romero, 13 y 11 años. <...> Si las ve llame al 911.

Пока феминистки заняты сочинением гендерно-альтернативных версий всех наук, у них под носом расцвела женская работорговля небывалых в истории масштабов.

Seriously? Есть дела поважнее этого?


Надо же, до сих пор в русском языке существуют такие буквосочетания как ПУ «Мосочиствод» или ОАО «Мосхлебмонтаж». У меня они всегда вызывали тревогу пополам с тошнотой: у тех, кто ими пользуется, они носятся по голове, как отвязавшаяся пушка по палубе, и наносят уму травмы, несовместимые с жизнью.

«Язык – дом бытия», согласно Хайдеггеру; и один из главных секретов воспитания детей – это привитие им чувства языка. Не начитанности, не вычурного красноречия, а просто языкового здоровья. Почти гарантированно (полностью ничего никогда не гарантируется) вырастет порядочный человек. Нужны и спорт, и математика, и широкий горизонт знаний о мире, да; но нормальный человек воспитывается через правильную конфигурацию отношений с языком. 
Это понимают немногие. (Ну или я ошибаюсь).

Кроме всего прочего, это еще и тефлоновая защита от ловцов душ: никакая оккультная эзотерика и вообще "проповедь Истины" человека со здоровым чувством языка так легко не возьмет.

Воет в душе пылесос,    и щетка скребет мои мысли:
Ближний, себя не щадя,    жизнь улучшает мою.

Древний мудрец произнес: «Необъятного ты не обнимешь»
Молча другой его стал с разных сторон обнимать.

...Мне лучше всего думается в пути. В дальних автобусах, переваливающих через горы, а потом выкатывающих на фермерские равнины, мысли несутся навстречу, как деревья у дороги, только успевай отмечать. И все налитые да сочные, «позитивные» да «креативные». Полноценная работа все равно невозможна: и автобус болтается, и сам с дочерью начинаю болтать. Разве что на бумажке или в мобильнике заметку сделаю...

...Дома, за компьютером, голова тяжелеет, мысли становятся одышливые и потные, как толстяки, которых заставляют заниматься физкультурой. Наливаются усталостью и сарказмом. Иногда, правда, раздухариваются, забывают, что дома, бегут, приплясывают; но быстро сникают. А так – все больше погонять их надо, тыкать в спину палкой. Сколько раз пытался перейти (в том, в чем можно) обратно на бумагу; но никак не получается. А на ней когда-то работа шла быстрее в разы...

Ближний попался мне ночью   на темной пустынной дороге.
Начал я ла-а-асково так:   «Нет ли, дружок, огоньку?»...

Остановись, о прохожий,   с прохожей своей: тут закрыто!
Вам тут не двор проходной.   Дайте уже мне покой!

Вообще-то, я простодушно считал, что система использования ядерного оружия заточена под "защиту от идиота". Но вот специалист (ex-director of national intelligence, DNI) говорит, что все наоборот:

If “in a fit of pique he decides to do something about Kim Jong-un, there’s actually very little to stop him. The whole system is built to ensure rapid response if necessary. So there’s very little in the way of controls over exercising a nuclear option, which is pretty damn scary.”

Я употребляю «простигосподи» только как вводное слово. Просить прощения всерьез? Он ведь мог бы создать меня и получше! Добавить пару-тройку талантов, дать внешность кинозвезды, да мало ли... Так что еще неизвестно, Кто у кого должен просить прощения.


...Nixon was drunk, and he said, 'Henry, we've got to nuke them.'...

...when the North Koreans shot down a US spy plane, "Nixon became incensed and ordered a tactical nuclear strike... The Joint Chiefs were alerted and asked to recommend targets, but Kissinger got on the phone to them. They agreed not to do anything until Nixon sobered up in the morning."

Ну и всякое
 прочее в таком роде, еще несколько алкогольно-ядерных историй с Никсоном.

Интересно,
 сыграет ли Тиллерсон
роль Киссинджера у Трампа, когда того унесет ветром...

Остановись, о прохожий! Рубашку заправь и солому
Вычеши ты из волос. Стыдно смотреть на тебя!

Ближний, ты сел слишком близко; туда лучше сядь: будешь дальним.
Мне ведь инструкций никто дальних любить не давал.


Три раза в день до еды, и после еды, и во время –
Ближнего я обниму. Только не вместо еды.

Ближнего я и любил бы; но будет ли чувство взаимным?
В
злюбит ли он меня так 
– как я самого себя?

Ближнего я не сужу, – ни если он зла мне не делал,
Ни если сделает зло... Режу его без суда.

Обычно у нас в Сан Хосе зимние дожди льют только в мае и немного в июне. В июле-августе солнечно, как летом; и следующие дожди  только в январе, на третье в ночь в октябре. Но в этот год – льет уже четыре месяца подряд, непрерывно.

Чувствую, что потихоньку де-эволюционирую в земноводное. А там уже и до двоякодышащей рыбы рукой плавником подать...


Марк Аврелий начинает свою книгу с благодарного припоминания, кому из близких людей он обязан своими достижениями. «От  воспитателя – что не стал ни зеленым, ни синим, ни пармуларием, ни скутарием»...

«Зеленый и синий» – это, конечно, не эдвард-лировские «синерукие джамбли с зеленым лицом», а команды гладиаторов, за которые римляне болели, команды вроде пармулариев и скутариев.

И Марк Аврелий благодарен воспитателю, что избавил или уберег его от этой дурости: «Спартак – чемпион!» «Кто болеет за Динамо, у того больная мама» и т. д.


Да, я знаю, что это «везде так» (главная сегодняшняя российская пропагандистская установка: «да, у нас говно; но это везде так»), а кое-где и похуже (у британцев, например). Но, на самом деле, так – да не так. Есть особая печать убожества и цементной серости на советских реалиях: люди, лишенные кислорода по вине государства, но также лишенные воли и сил, чтобы самим прорубать себе отдушины: читать, учиться, думать.

И поэтому советские взрослые, половозрелые мужчины со средним и высшим образованием, массово болеющие за «Спартак», «Динамо», «Трактор», «Шарикоподшипник» или, простигосподи, «Крылья Советов», – это для меня тоже одно из гнетущих воспоминаний советского прошлого. Один из короткометражных кошмаров, на секунду вспыхивающих в памяти. Это тоже преступление: сначала смертельно запугать, а потом полу-задушить многомилионный народ до состояния тупого безразличия, неуважения к себе и боления за «Крылья Советов»...